Константин Редигер
- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
1920-е и 1930-е. Для большинства из нас это уже история: история наших бабушек и дедушек, а то и прадедушек. Может быть, это последний период, который мы еще воспринимаем как историю, а не современность. Эти времена иногда кажутся похожими на наши. Телефоны, автомобили, массовая пресса. Но приглядишься и видишь, что сходство поверхностное, а вот отличия огромные. Именно об этом несходстве, об уникальной культуре межвоенного периода, о ее блеске и страхах мы и поговорим в нашем новом курсе лекций. Обсудим колонии и их жителей, положение женщин, технологии (и их отсутствие), странные танцы и немые фильмы, экономические депрессии и психологические кризисы. Посмотрим, как диктаторы влияли на детективы, финансы на фантастов, а музыка на мнения.

И начнем мы разговор обо всем этом с очевидного истока: с Первой мировой войны как культурного феномена и вопроса о том, как она повлияла на жизнь 1920-х - и на нашу жизнь.

25 мая, 19:30, Читалкафе на Чистых прудах, вход 400 рублей.