Константин Редигер
- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Я, конечно, чертовски рад за американцев, окончательно разрешивших однополые браки. Но к этой радости, честно скажу, примешивается известная часть досады. Только вдумайтесь: США, одна из самых религиозных стран запада; государство с отвратительной социальной политикой, с чрезвычайно консервативной партией, набирающей стабильные 50% в парламенте; государство, только в 2003 году окончательно декриминализировавшее гомосексуальные связи; страна, где расизм был по сути узаконен еще полвека назад; вот эта вот страна, отнюдь не тянущая на роль самого передового государства мира, хотя и очень богатая и блестяще научно и художественно развитая, она легализовала однополые браки. А мы, Россия, сделавшие для прав женщин первые полноценные шаги в мировой истории, страна с устойчивой социалистической традицией (даже у самых безобразных наших парламентских партий в программах есть определенно социалистические идеи), страна с очень невысоким по мировым меркам уровнем религиозности; страна, проведшая декриминализацию гомосексуальных связей четверть века назад - мы никак не можем разрешить даже несчастные однополые партнерства. Обычно я об этом не задумываюсь, но вчера вот узнал про США, сравнил, и меня это сравнение как-то отрезвило.
Мы могли быть впереди планеты всей, а в результате отстаем не только от Швеции и Голландии (ладно, это не стыдно, от них все отстают), не только от США (все-таки богатейшая и очень развитая страна), мы отстаем от Уругвая, Андорры и Словении. Мало того, мы не только отстаем, мы еще и гордимся этим отставанием, как если бы человек, не умеющий ни читать, ни писать, находил в этом особую прелесть и утверждал, что это его особый путь развития, основанный на многовековой традиции безграмотности предков.
Черт знает что.