Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:08 

Константин Редигер
- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Вчера на лекции я вспомнил это стихотворение к разговору об изменчивом движении дхарм. Оно созвучно моему нынешнему настроению и заменит тут пост, который я переместил во второй, закрытый дневник.

Я, я, я. Что за дикое слово!
Неужели вон тот - это я?
Разве мама любила такого,
Желто-серого, полуседого
И всезнающего как змея?

Разве мальчик, в Останкине летом
Танцевавший на дачный балах,-
Это я, тот, кто каждым ответом
Желторотым внушает поэтам
Отвращение, злобу и страх?

Разве тот, кто в полночные споры
Всю мальчишечью вкаладывал прыть,-
Это я, тот же самый, который
На трагические разговоры
Научился молчать и шутить?

Впрочем - так и всегда на средине
Рокового земного пути:
От ничтожной причины - к причине,
А глядишь - заплутался в пустыне,
И своих же следов не найти.

Да, меня не пантера прыжками
На парижский чердак загнала.
И Виргилия нет за плечами,-
Только есть Одиночество - в раме
Говорящего правду стекла.

Ходасевич, "Перед зеркалом" (под эпиграфом "Nel mezzo del cammin di nostra vita"), 18-23 июля 1924

URL
Комментарии
2012-02-22 в 19:18 

Zygmont
Contemptus sui ad contemptum Dei
Нравится.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Quodlibet

главная