• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:12 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Узнал сейчас, что закрылся магазин медицинской книги на Камергерском.

09:49 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Завтра, 20 октября, на лекции нас ждет одна из самых интересных, но и самых сложных тем миникурса: мистика и тело.
С одной стороны, христианство Нового времени невозможно представить без ключевых фигур и даже групп мистиков - Терезы Авильской, Игнатия Лойолы, Ангелуса Силезиуса, квакеров, шейкеров. С другой стороны, этот мистицизм нередко приобретал у них яркие, телесные, а часто и откровенно сексуальные образы.
Поэтому нам нужно будет разобраться завтра в соотношении возвышенной духовности и сексуальности, физического страдания и физического же наслаждения с духовными муками и райским блаженством визионера. Поговорить об экстазах и насилии, о пытках и самобичеваниях, видениях и откровениях, границах красоты и уродства в XVI-XVIII веках.
Разговор достаточно деликатный (как положено теперь писать, "18+"), но очень интересный.
19:30, Читалкафе на Чистых прудах, вход 300 рублей.
Приходите и приводите друзей.

14:19 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Some researchers are even beginning to wonder whether these cells might influence a mother’s mindset during pregnancy. (взято из этой статьи).

Сверим первую ассоциацию.
Моя

21:15 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Странно встречать типические ошибки переводчика в тексте, который написан русским автором по-русски. Читаю сейчас работу (довольно любопытную на самом деле) о научной культуре XVI-XVIII веков. По понятным причинам речь идет прежде всего об Англии, и тут сразу возникает масса удивительных транскрипций имен. Ладно, скажем, что английского ученого по имени John Caius автор записывает как Киса. Но Роберт Хук!
Я прекрасно понимаю, что это правильное произношение. John Caius действительно Джон Киз, а не Джон Кайус, как у нас его обычно записывают, и Гук, конечно, и правда Хук. И это даже в чем-то симпатично - значит, автор имеет привычку работать с оригинальными текстами и западными исследованиями, а не с переводами и русскими работами. Но существуют некоторые научные нормы, и Гейне не записывают, как Хайне, хотя бы потому, что читатель будет потом искать его в энциклопедии и на букве "Х" ничего не найдет. В случае Кайуса-Киза общеизвестного стандарта, наверное, нет - персонаж вообще не самый известный, о нем, наверное, слышали только любители истории медицины и вот те, кто интересуется наукой раннего нового времени. Но о Роберте Гуке написано, кажется, даже в школьных учебниках. Словом, все это странно, но, конечно, интересно. И показывает в числе прочего, как меняется язык: мы стали чаще говорить "х" в английских словах (имя "Хэрриэт" встречается с известной регулярностью, хотя для наших родителей она была бы, как Бичер-Стоу, только "Гарриет") и начали использовать "w". За последние годы произношение "Оскар Wайлд" я слышал много чаще "Оскара Уайльда".
Но Ватсон, кажется, держит позиции.

10:05 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
История Абеляра и Элоизы известна немногим меньше, чем истории Ромео и Джульетты или Тристана и Изольды. И в своем роде даже интереснее их, потому что была на самом деле.
Но на лекции в этот четверг, 15 октября, она будет только одной из наших тем. Нас будут интересовать не только чувства Абеляра и Элоизы, но и они сами: выдающийся философ и одна из первых женщин-интеллектуалок Средневековья, их жизни и идеи. А еще больше - контекст, в котором они находились, невероятно насыщенный и интересный. Тут и грандиозный раскол католической церкви с папами и антипапами, и крестовые походы, и деятельность Бернарда Клервоского, и Клюнийская реформа, и рождение готики, и первые схоластические споры, и появление университетов. Словом, любовная история на поверку оборачивается интеллектуальным приключением и политической драмой, в которых принимают участие едва ли не все ключевые фигуры эпохи.
19:30, Читалкафе на Чистых прудах, вход 300 рублей.
(Приходите и приводите друзей: эта лекция из нашего философского цикла, который, возможно, никогда больше не будет повторяться).

10:02 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Ночь святого Варфоломея 1572 года, наверное, одна из самых известных дат в мировой истории, и все вы, конечно, знаете, что в нее произошло. Но помимо "что" есть и "почему" - и именно в этом "почему" мы будем разбираться на лекции в этот вторник, 13 октября. История Варфоломеевской резни - настоящий детектив, и нам придется вникать в него постепенно. Обсудим политику внешнюю и внутреннюю, протестантизм и католицизм, неоплатонизм и макиавеллизм, личные распри и идейные противостояния, черные легенды и благочестивые предания, разберемся в биографиях основных действующих лиц (не все из которых дожили до конца событий) - и только после этого сможем сделать какие-то выводы. Разговор будет обстоятельный, но, как мне кажется, чрезвычайно интересный.
19:30, Читалкафе на Чистых прудах, вход 300 рублей.
Приходите.

Тут еще следовало бы написать что-то вроде "18+", "впечатлительным людям не приходить" и так далее. На самом деле мы, конечно, не будем концентрироваться на кровавых деталях - но о некоторых убийствах поговорить придется детально. Что за детектив без убийств?

22:22 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Запишу, чтоб не забыть. Когда я начал плотно заниматься Ранним Новым временем мне пришлось пересмотреть множество привычных концепций в самых разных областях - от политики до религии. Но, наверное, самое мощное приобретение в моей голове - роль городских магистратов. Я совершенно не представлял себе, до какой степени активно они участвовали во всех сферах жизни Европы XVI, да и XVII века.

14:25 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Удивительна неспособность людей посмотреть на свои поступки в историческом контексте. Скажем, сейчас вот многие ругают Алексиевич. Казалось бы, все помнят про критику поэтов серебряного века, про травлю Пастернака, про дело Бродского, и должны бы понимать, что накрепко вписывают в историю свои имена, как имена идиотов, ругавших нобелевского лауреата. И что через 50 лет Алексиевич помнить будут, а их если и вспомнят, то только как её критиков. (Типа как мы помним Лернера или машиниста Филиппа Васильева).
Или, скажем, люди ругают современное искусство. Тоже вроде все помнят, как поносили импрессионистов, как ругали прерафаэлитов, как протестовали против выставок Ренуара, Тернера и т.д., и тоже рассуждали о мазне и неспособности "нарисовать нормально". Сегодня это смотрится анекдотически. Но аналогий критики не проводят. И так во всем: недавно в процессе подготовки к лекциям разглядывал антисуфражистские карикатуры. Аргументы - один в один сегодняшние, только протестуют против женского права голосовать или учиться в университетах.
Мой отец любит говорить, что человеческая натура неизменна. Не очень верю в человеческую натуру, но глупость, похоже, и правда неизменна. Это впечатляет.

00:24 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Сходил на "Марсианина" Скотта. Мне очень понравилось, советую сходить и вам.
(Вы можете заметить, что я несколько предвзят. Да, действительно, по известным причинам я, скорее всего, самый большой энтузиаст колонизации Марса из ваших знакомых. Но советую идти не поэтому, а потому, что кино действительно хорошее, чего нельзя было сказать, например, о книжке-оригинале: та была беллетризированным научпопом, а это - стоящий художественный фильм).

18:08 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Как, наверное, и половина из вас, я думаю над дурацкой темой: можно ли считать Алексиевич русским нобелевским лауреатом.
Понятно, что это не имеет значения. Книжки ее от этого не станут ни лучше, ни хуже. Но мне интересно как казус.
Проблема в том, что непонятно, как считать.
Какие очевидные доводы за?
Она пишет на русском. Самый сильный довод. Но не считаем ведь мы Хемингуэя и Гордимер английскими писателями или Елинек - немецкой, хотя они писали на английском и немецком. Более того, есть и еще более странные случаи. Скажем, я бы никогда не назвал Найпола английским писателем, хотя он пишет на английском и, более того, живет в Британии.
Происхождение из Советского союза. Но в рамках этой логики надо было бы считать русским нобелевским лауреатом Генрика Сенкевича, так как он был подданным Российской империи, и даже Зингера, который тоже родился в Российской империи. В рамках той же логики Шойинку нужно считать английским писателем.
С другой стороны основной контрдовод тоже слаб. Это страна проживания. Но если считать по стране проживания, то Бунин и Гао Синцзянь - французские писатели, а Бродский - американский поэт.
Второй контрдовод - Алексиевич первые свои вещи опубликовала в СССР. Это верно, но совершенно непонятно, почему из-за этого ее нужно считать русской писательницей: если бы она публиковалась, скажем, на грузинском, это бы и в голову никому не пришло.
Говоря короче, единственным разумным критерием мне представляется мнение самой Алексиевич, которое я себе не представляю. В интервью, которые я читал, она связывает себя прежде всего с белорусской литературной традицией. Если это действительно так, то нужно оставить имперские амбиции и порадоваться за белорусов. Более того, это исторический момент для русскоязычной литературы: единое культурное пространство теперь официально демаркировано. Это страшно интересно.

14:12 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Светлана Алексиевич!

12:44 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Готовлю между лекциями очередной модуль по нашей игре "Марс: Новый воздух", и чувствую, насколько этот сеттинг дисциплинирует. Дело в том, что герои-детективы в любой момент могут запросить у меня досье на любого обитателя Марса 2082 года. Досье простое, в основном касается профессиональной деятельности, но все же оно отражает динамику и биографию персонажа. А, надо заметить, практически у любого персонажа в сеттинге остался за спиной какой-то поворот: ведь не просто так он снялся с места и улетел за миллионы километров на планету, где нельзя даже выйти на за пределы купола без скафандра? Были, значит, какие-то причины. Разумеется, эти причины никак не проявятся в модуле в 99% случаев. Но в биографии из досье они должны быть как-то зашифрованы - прямо или косвенно.
Выглядит это примерно так (привожу пример из прошлых модулей):

читать дальше

23:52 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Неизменно изумительно: мало про что можно так сказать, но про лекции Зализняка о берестяных грамотах - можно. Думаю, Зализняк в моих представлениях не нуждается, так что просто почитайте, это первоклассный научный детектив.

10:56 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Не могли бы вы кинуть в комментарии какие-нибудь эмоционально окрашенные статьи, которые вы читали в ближайшее время?

Оптимально, если это будут статьи а) на русском, б) не очень большие, в) не о России.
Мне нужно больше материала, чтоб натаскивать аналитические навыки студентов.

22:51 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Очень интересная статья про подпольный оборот табака в допетровской России.

02:09 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Сегодня на лекции меня огорошили таким вопросом: верно ли, что Агриппина-младшая и Юлия Ливилла во время ссылки ныряли за губками, чтоб заработать себе на пропитание?
Я не встречал этой информации раньше, но я не специалист и легко могу этого не знать. Проверил в интернете - действительно, пишут, и на русском, и на английском, но ссылок на первоисточник нигде нет. Проверил Диона Кассия - вроде у него нет (но может я не там смотрю?). Проверил Светония - тоже вроде нет. У Тацита тоже не нашел. За последние дни я просмотрел, кажется, все серьезные биографии Нерона на русском и кое-что на английском - не встречал этой информации и там. Но должна же она была откуда-то взяться? Может быть, какое-то косвенное упоминание у другого античного автора или у тех же авторов в других местах?
Это очень интересно!

17:15 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Пока никто не понимает, что происходит в Сирии, стоит, как мне кажется, смотреть на то, что происходит в Росси. Люди, которые ещё позавчера ругали вторжение в Ливию и Югославию, сегодня восхваляют мудрость вождя, влезкшего в Сирию. Те, кто аплодировал бомбежкам Багдада, на всякий случай уже уверенны в том, что мы бомбим кого угодно, кроме тех, кого нужно. Люди, не способные прочитать на арабском шахаду от начала до конца, пишут страницы про положение в Сирии и разъясняют окружающим, кто там есть кто. В интернете жонглируют ссылками на русские ресурсы, ссылающихся не то на минобороны, не то на американские газеты.
На этом фоне хорошо видно, кто действительно работает: молчащие второй день арабисты, вникающие в проблему; редкие журналисты, добывающие интервью с места событий.
В кризисных условиях иногда сложно разобраться, кто прав, а кто нет, но профессионала от дилетанта отличить, наоборот, легко, и стоит (подчеркну ещё раз: как мне кажется) смотреть и делать выводы.

14:22 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Традиционная просьба. Не может ли кто-нибудь, читающий на испанском, точно сказать мне, как нужно на русском записать и произнести имя Eduardo Barrón?
(Если что, это такой испанский скульптор позапрошлого века).

09:36 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Первая половина I века нашей эры, Римская империя. Едва ли можно представить период и регион интереснее. Жизнь римлян меняется раз и навсегда, проходит череда ярких и неоднозначных правителей, строятся и перестраиваются города. И на фоне всех этих событий пишут два блестящих философа: Сенека и апостол Павел. Римлянин и иудей, политик и бывший фарисей, приближенный цезаря и бездомный палаточных дел мастер. Кажется, что между ними ничего общего, но это только кажется. На лекции в этот четверг, 1 октября, мы попробуем восстановить их биографии - со всеми тюремными заключениями и ссылками, политическими убийствами и религиозными казнями, интригами раннехристианских общин и нравами императорского двора. И разберемся, что объединяло столь непохожих философов, а что различало. Ну и поговорим, конечно, не только о них, но и о тех, с кем они имели дело. А люди это были очень яркие - тут и Нерон, и апостол Петр, и великий писатель Петроний, и целая плеяда философов. Словом это как раз тот случай, когда фон ничуть не менее интересен, чем главные герои, так что тем для разговора нам хватит с избытком.
19:30, Читалкафе на Чистых прудах, вход 300 рублей.
Будет интересно, и не придется, как Нерону на этой картине, лежать дома и скучать.

10:03 

- Положение серьезное, - сказал Пух, - надо искать спасения.
Со школьных лет все мы слышали слово "контрреформация" и знаем, что католическая церковь пыталась бороться с протестантизмом в XVI-XVIII веках. Но в чем состояла эта борьба? Как папы смогли отстоять половину Европы - и в то же время приобрести гигантские регионы за ее пределами? Какую роль в этом процессе сыграли иезуиты, важнейший из орденов нового времени? Как обращали в христианство японцев и ирокезов, китайцев и ацтеков? Как католицизм сохраняли при помощи школ и архитектуры - и распространяли при помощи шоколада и астрономии? Обо всем этом и многом другом мы поговорим на лекции во вторник, 29 сентября.
19:30, Читалкафе, вход 300 рублей.
Приходите, будет интересно.

Quodlibet

главная